Случайные статьи:
Только что зашел батя и сказал что я    (OP)Ой...Про хикк не знаюРазве что    Последние года народ становится умнее    Потерял девственность не Ничего, разумеется. Подарки не Я инвалид коляска 18 лвла, 6 лет

Так то Ницше говорит о добродетели, здоровое тело - здоровый дух. И многое другое. Тот образ что он описывает не относится к этому разделу. Я не уверен что ты читал его. Хотя я и сам жопочтец.



Есть проповедники смерти; и земля полна теми, кому нужно проповедовать отвращение к жизни.Земля полна лишними, жизнь испорчена чрезмерным множеством людей. О, если б можно было "вечной жизнью" сманить их из этой жизни!"Желтые" или "черные" – так называют проповедников смерти. Но я хочу показать их вам еще и в других красках.Вот они ужасные, что носят в себе хищного зверя и не имеют другого выбора, кроме как вожделение или самоумерщвление. Но и вожделение их – тоже самоумерщвление.Они еще не стали людьми, эти ужасные; пусть же проповедуют они отвращение к жизни и сами уходят!Вот – чахоточные душою: едва родились они, как уже начинают умирать и жаждут учений усталости и отречения.Они охотно желали бы быть мертвыми, и мы должны одобрить их волю! Будем же остерегаться, чтобы не воскресить этих мертвых и не повредить эти живые гробы!Повстречается ли им больной, или старик, или труп, и тотчас говорят они: "жизнь опровергнута!"Но только они опровергнуты и их глаза, видящие только одно лицо в существовании.Погруженные в глубокое уныние и алчные до маленьких случайностей, приносящих смерть, – так ждут они, стиснув зубы.Или же: они хватаются за сласти и смеются при этом своему ребячеству; они висят на жизни, как на соломинке, и смеются, что они еще висят на соломинке.Их мудрость гласит: "Глупец тот, кто остается жить, и мы настолько же глупы. Это и есть самое глупое в жизни!" –"Жизнь есть только страдание" – так говорят другие и не лгут; так постарайтесь же, чтобы перестать вам существовать! Так постарайтесь же, чтобы кончилась жизнь, которая есть только страдание!И да гласит правило вашей добродетели: "ты должен убить самого себя! Ты должен сам себя украсть у себя!" –"Сладострастие есть грех – так говорят проповедующие смерть, – дайте нам идти стороною и не рожать детей!""Трудно рожать, – говорят другие, – к чему еще рожать? Рождаются лишь несчастные!" И они также проповедники смерти."Нам нужна жалость, – так говорят третьи. – Возьмите, что есть у меня! Возьмите меня самого! Тем меньше я буду связан с жизнью!"Если б они были совсем сострадательные, они отбили бы у своих ближних охоту к жизни. Быть злым – было бы их истинной добротою.Но они хотят освободиться от жизни; что им за дело, что они еще крепче связывают других своими цепями и даяниями!И даже вы, для которых жизнь есть суровый труд и беспокойство, – разве вы не очень утомлены жизнью? Разве вы еще не созрели для проповеди смерти?Все вы, для которых дорог суровый труд и все быстрое, новое, неизвестное, – вы чувствуете себя дурно; ваша деятельность есть бегство и желание забыть самих себя.Если бы вы больше верили в жизнь, вы бы меньше отдавались мгновению. Но чтобы ждать, в вас нет достаточно содержания, – и даже чтобы лениться!Всюду раздается голос тех, кто проповедует смерть; и земля полна теми, кому нужно проповедовать смерть.Или "вечную жизнь" – мне все равно, – если только они не замедлят отправиться туда!Так говорил Заратустра.


(OP)О добродетели он говорит как о осознанном выборе. И что человек должен стремиться превзойти себя и других - тоже. Но этот именно осознанный выбор он оставляет именно нам, а не животным инстинктам, воле бога и прочему


Громом и небесным огнём надо говорить к сонливым и сонным чувствам.Но голос красоты говорит тихо: он вкрадывается только в самые чуткие души.Тихо вздрагивал и смеялся сегодня мой гербовый щит: это священный смех и трепет красоты.Над вами, вы, добродетельные, смеялась сегодня моя красота. И до меня доносился её голос: «Они хотят ещё - чтобы им заплатили!»Вы ещё хотите, чтобы вам заплатили, вы, добродетельные! Хотите получить плату за добродетель, небо за землю, вечность за ваше сегодня?И теперь негодуете вы на меня, ибо учу я, что нет воздаятеля? И поистине, я не учу даже, что добродетель сама себе награда.Ах, вот моё горе: в основу вещей коварно волгали награду и наказание - и даже в основу ваших душ, вы, добродетельные!Но, подобно клыку вепря, должно моё слово бороздить основу вашей души; плугом хочу я называться для вас.Всё сокровенное вашей основы должно выйти на свет; и когда вы будете лежать на солнце, взрытые и изломанные, отделится ваша ложь от вашей истины.Ибо вот ваша истина: вы слишком чистоплотны для грязи таких слов, как мщение, наказание, награда и возмездие.Вы любите вашу добродетель, как мать любит своё дитя; но когда же слыхано было, чтобы мать хотела платы за свою любовь?Ваша добродетель - это самое дорогое ваше Само. В вас есть жажда кольца; чтобы снова достичь самого себя, для этого вертится и крутится каждое кольцо.И каждое дело вашей добродетели похоже на гаснущую звезду: её свет всегда находится ещё в пути и блуждая - и когда же не будет он больше в пути?Так и свет вашей добродетели находится ещё в пути, даже когда дело свершено уже. Пусть оно будет даже забыто и мертво: луч его света жив ещё и блуждает.Пусть ваша добродетель будет вашим Само, а не чем-то посторонним, кожей, покровом - вот истина из основы вашей души, вы, добродетельные!Но есть, конечно, и такие, для которых добродетель представляется корчей под ударом бича; и вы слишком много наслышались вопля их!Есть и другие, называющие добродетелью ленивое состояние своих пороков; и протягивают конечности их ненависть и их зависть, просыпается также их «справедливость» и трёт свои заспанные глаза.Есть и такие, которых тянет вниз: их демоны тянут их. Но чем ниже они опускаются, тем ярче горят их глаза и вожделение их к своему Богу.Ах, и такой крик достигал ваших ушей, вы, добродетельные: «Что не я, то для меня Бог и добродетель!»Есть и такие, что с трудом двигаются и скрипят, как телеги, везущие камни в долину: они говорят много о достоинстве и добродетели - свою узду называют они добродетелью!Есть и такие, что подобны часам с ежедневным заводом; они делают свой тик-так и хотят, чтобы тик-так назывался - добродетелью.Поистине, они забавляют меня: где бы я ни находил такие часы, я завожу их своей насмешкой; и они должны ещё пошипеть мне!Другие гордятся своей горстью справедливости и во имя её совершают преступление против всего - так что мир тонет в их несправедливости.Ах, как дурно звучит слово «добродетель» в их устах! И когда они говорят: «Мы правы вместе», всегда это звучит как: «Мы правы в мести!»Своею добродетелью хотят они выцарапать глаза своим врагам; и они возносятся только для того, чтобы унизить других.Но опять есть и такие, что сидят в своём болоте и так говорят из тростника: «Добродетель - это значит сидеть смирно в болоте.Мы никого не кусаем и избегаем тех, кто хочет укусить; и во всём мы держимся мнения, навязанного нам».Опять-таки есть и такие, что любят жесты и думают: добродетель - это род жестов.Их колени всегда преклоняются, а их руки восхваляют добродетель, но сердце их ничего не знает о ней.Но есть и такие, что считают за добродетель сказать: «Добродетель необходима»; но в душе они верят только в необходимость полиции.И многие, кто не могут видеть высокого в людях, называют добродетелью, когда слишком близко видят низкое их; так, называют они добродетелью свой дурной глаз.Одни хотят поучаться и стать на путь истинный и называют его добродетелью; а другие хотят от всего отказаться - и называют это также добродетелью.И таким образом, почти все верят, что участвуют в добродетели; и все хотят по меньшей мере быть знатоками в «добре» и «зле».Но не для того пришёл Заратустра, чтобы сказать всем этим лжецам и глупцам: «Что знаете вы о добродетели! Что могли бы вы знать о ней!» -Но чтобы устали вы, друзья мои, от старых слов, которым научились вы от глупцов и лжецов;Чтобы устали от слов «награда», «возмездие», «наказание», «месть в справедливости»;Чтобы устали говорить: «Такой-то поступок хорош, ибо он бескорыстен».Ах, друзья мои! Пусть ваше Само отразится в поступке, как мать отражается в ребёнке, - таково должно быть ваше слово о добродетели!Поистине, я отнял у вас сотню слов и самые дорогие погремушки вашей добродетели; и теперь вы сердитесь на меня, как сердятся дети.Они играли у моря - вдруг пришла волна и смыла у них в пучину их игрушку: теперь плачут они.Но та же волна должна принести им новые игрушки и рассыпать перед ними новые пёстрые раковины!Так будут они утешены; и подобно им, и вы, друзья мои, получите своё утешение - и новые пёстрые раковины!Так говорил Заратустра.



←  Объебанные говняком ослоебы, | Сука, только спать захотел, почти два  →
Copyright © 2020 hikky.ru