Случайные статьи:
(OP)Взял первую попавшуюсяТут такое    Хочу стать нормалфагом. Хочу Психологи определили выражения, Го в мой манямир. Я создал.    Одинокая красавица – явление в общем в би тред потерли потому что   

Быдло неграмотное, мне даже впадлу тебе отвечать, но я постараюсь. Я не очень стараюсь читать посты этого овоща, но я понял, что он регулярно ходит по тяночкам-психологам, он не стесняется вывешивать своё ебало на двачи, он аватаркомразь-неймпидарас вдобавок, да и просто сумасшедший. Этак в труЪ-хиккари можно записать каждого быдлопарашкинского дауна, который живёт в своём мухосранске на мамкину пенсию и сидит на галоперидоле.



Началось все крайне неудачно, можно даже сказать трагически. Догоняя отьезжающий троллейбус, я поскользнулся на грязном асфальте и полетел носом вперед. Еще надеясь, что все обойдется, в полете выставил перед собою руки, пытаясь приземлится на них и сохранить одежду в относительной чистоте, но просчитался. Руки угодили прямиком в лужу со сложным рельефом дна, подвернулись и я все равно плюхнулся на пузо, уделавшись как свинья. Однако сильная боль в районе запястий заставила меня об этом забыть. Кое-как добравшись домой, откуда мама отвезла меня в травмпункт, я сидел и тупо разглядывал рентгеновские снимки, которые доктор любезно показывал мне из своих рук. На моих в это время подсыхал гипс. Я одним махом получил трещины в костях на обеих руках - на одной побольше, на другой поменьше. Произошло это в таком неудачном месте, что руки оказались загипсованы от кончиков пальцев до середины предплечья. Нет, пальцы торчали примерно на сантиметр и я даже мог ими шевелить... но делать ими что-то кроме простейших вещей было невозможно. - Ничего - утешала меня мама - Зато в школу можно не ходить. Ну и что с того - думал я - Все равно же не смогу этим воспользоваться, ни на улицу пойти, ни на компе погонять. Действительность оказалась еще более ужасной. Все бытовые мелочи, на которые я раньше не обращал внимания, превратились в проблемы разной степени сложности. Просто одеться - и то оказалось непросто. Мама смогла несколько облегчить мне жизнь, выдав старые растянутые треники и футболку, в которые можно было заползти практически без помощи рук. Кое-как держать ложку я научился самостоятельно. От хозяйственных обязанностей я был освобожден, а остальные проблемы собирался решать по мере их поступления. Вчера я весь день провалялся на диване перед телевизором, ворочаясь и стараясь подобрать положение, при котором гипсовые гири на руках не очень мешали. Спать было еще хуже. Задремал я только к утру, зато потом измученный организм продрых до обеда. Все оставшееся до вечера время я провалял дурака, пытаясь заново приручить комп. Про игры пришлось забыть сразу, но неторопливо тыкать мышкой в браузере я научился. Вечером пришла мама, мы поужинали, сумев не сильно меня перепачкать, и я вновь уселся за комп. - Дима, иди в душ! - услышал я мамин голос. - Мам, ты чего? Как я там буду с такими руками? Да и доктор сказал гипс не мочить... А ведь точно, что ж мне теперь, не мыться совсем? Мама просунула голову в дверь: - Пойдем-пойдем! Я тебя сама помою. К правилам гигиены у нас в семье относились серьезно. Душ по вечерам, как и чистка зубов, входил в обязательную программу. Я с трудом представлял себя перед мамой голым и уж вообще никак - процесс мытья, но тем не менее встал и пошел куда сказано. - Мам, может не надо? Я сам как-нибудь? Мне все же 14 лет, неудобно... - Иди-иди! - она шлепнула меня по заду, подгоняя - Что я тебя, голым не видела никогда? Сдернув с меня всю одежду, она загнала меня в ванну и включила душ, велев поднять руки. Намыливание происходило как-то обыденно, я послушно поворачивался подставляя различные места и даже пережил момент, когда член оказался в ее руках, кожица с головки была сдвинута уверенным движением и все тщательно покрыто пеной. К счастью, член после этой процедуры сохранил свой уныло висящий вид, не дав мне сгореть от стыда. - Ну вот и все! - Мама вытерла меня и помогла одеться. - А ты боялся! То же самое повторилось и в следующие два дня. Я уже не стесняясь поворачивался к ней передом и не заводил при этом глаза к потолку, боясь встретиться с ней взглядом. Потом я сделал глупость, понял которую только ближе к вечеру. С утра, послонявшись без дела, я как обычно устроился за компом. Ссылка за ссылкой, сайт за сайтом... в конце концов в браузере оказалось открытой сплошь одна порнуха. От такого обилия обнаженного женского тела, в различных позах и комбинациях с мужиками, член налился удивительной силой, никем, однако, не востребованной. Но при этом он приятно зудел и торчал вверх, заставляя вновь и вновь изучать особенности анатомии порноактрис.


Ближе к вечеру выяснилась пренеприятная вещь - дрочить в моем положении было невозможно. Все что я мог - это гладить головку кончиками пальцев, иногда, зазевавшись, царапая гипсом нежную поверхность. В общем, я решил даже не пытаться, понадеявшись, что ночные поллюции естественным образом решат мою проблему. И только когда мама позвала меня в душ, я понял что мой с трудом успокоившийся член там обязательно напомнит о себе. Искать выход было уже поздно, я поплелся в ванную, разделся, забрался внутрь и стал в привычную позу подняв руки. Мой дружок, измученный ожиданием разрядки, хоть и висел, но основательно разбух, слегка увеличившись в длину и почти в двое - в толщину. Мама если и обратила на это внимание, то виду не подала, продолжая натирать меня мочалкой как обычно. Я молился всем известным мне богам, зарекаясь смотреть порно до избавления от гипса. Боги, как обычно, меня проигнорировали. При первом же мамином прикосновении этот предатель стал стремительно наливаться кровью, выпрямляясь и обнажая головку. Мама хмыкнула, глядя на толстый подрагивающий ствол, но тем не менее с обычной тщательностью начала тереть его намыленными руками. Весь день ожидавший подобного член задергался в ее руках и выбросил несколько белых тягучих струй, расплывшихся по стене. Я стоял красный и глядел в потолок, изображая ситуацию "я тут ни при чем, это он сам". Казалось, маму произошедшее не удивило. Терпеливо дождавшись окончания судорожных сокращений, она сжала пальцами головку выдавливая остатки и спокойно закончила гигиеническую процедуру. Одевшись, я закрылся в своей комнате, предаваясь размышлениям и кляня себя на все лады за несдержанность. Утро следующего дня началось с анализа вчерашнего вечера. Стыдно с утра было еще больше чем вчера, к счастью мама уже ушла на работу. Комп же я до обеда вообще обходил стороной, но без него делать было совсем нечего и я сдался. Еще через некоторое время, после тяжкой борьбы с самим собой на мониторе появились полуобнаженные женщины. Раз мама прямо не запретила появляться перед ней в таком виде, ничего страшного не произойдет если это случится еще раз. Тем более оргазм от маминой руки сильно отличался от самоудовлетворения. Полуобнаженных женщин сменили полностью обнаженные, затем к ним присоединились мужики, вскоре количество мужиков на каждой фотке превысило количество женщин... В общем, все произошло как вчера и даже еще похлеще. Понимая, что мама не будет тереть меня долго и надо успеть кончить секунд за двадцать, я смотрел всю эту похабщину, пока сперма не заполнила меня до макушки. Поэтому в ванну я залезал, покачивая горизонтально торчащим членом и размышляя, не слишком ли это нагло с моей стороны. Мама вновь ничего не сказала, но когда пришла очередь мыть мое хозяйство, задумалась, догадываясь что сейчас произойдет. Член призывно подергивался, требуя, чтобы его погладили мамины нежные пальчики. Не придумав никакого приемлимого варианта, мама решительно взялась за него. Решив покончить со щекотливой проблемой разом, она обхватила его ладошкой и провела ей от головки к лобку, покрывая пеной. Затем она сделала это еще раз. Я кончил, когда ладошка сомкнулась вокруг головки в третий раз. Дальше все было как вчера - смыть пену, вытереться, одеться и закрыться в комнате, борясь с проснувшимся стыдом. На следующее утро пробуждение оказалось приятным. От вчерашнего стыда не осталось и следа, зато я был полон предвкушением вечерней процедуры. Насмотревшись за день скабрезных картинок, в ванне я оказался точно в таком же виде, как и вчера, но мама не торопилась меня мыть. - Дима. . - задумчиво спросила она - Что с тобой происходит? - А что? - насторожился я. - Вот что! - она легонько щелкнула меня по раздутой головке. - Тебя возбуждает мыльная пена? - Да нет... - к разговору я оказался совершенно не готов. - А что тогда происходит? Ты каждый день в таком состоянии... - Не знаю... Наверное возраст такой... Гормоны там... - вспоминал я все слышанные мною когда-либо умные слова и добавил торопливо - У меня это часто бывает. - Часто? Хм... Раньше я этого не замечала. - Так ты раньше меня и не мыла. И потом, раньше я сам с этим справлялся, а сейчас вот... - показал я руки. Признаться в регулярной мастурбации оказалось неожиданно легко, хотя я ощутил, что краснею. - Понятно - Мама усмехнулась - И теперь ты собираешься эту обязанность возложить на меня? - Нет, мам, что ты! Я же не специально... - Испугался я по-настоящему, успев трижды пожалеть, что затеял все это. Член уже не торчал, как раньше, а уныло склонил голову.


в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І в–І


Здесь сыграли свою роль и мой интерес к этой операции, и взгляды моей подруги Оксаны (мамы Олега). Женщина она очень добрая и ласковая, правда всегда была очень религиозной (все посты там соблюдает, воздержание и т.п. секс вообще для неё был темой всегда запретной). Когда в религию ударилась, даже грудь себе уменьшила до первого размера или ещё меньше-совсем у бабы крыша поехала. Говорит, чтоб целомудренней казаться. Я с ней тогда долго спорила, такую грудь испоганить, размер, по-моему, четвёртый и ней был, и форма шикарная. Сейчас у неё два бугорка на месте в прошлом выдающегося декольте. Я о её груди только мечтать могла. Не смогла я её тогда переубедить… Сына она своего всегда мечтала отдать в духовную семинарию, воспитывала его мягко, но сильно беспокоилась о его девственности, на дискотеки не отпускала (хотя Олег всегда туда ходил), волосы на нём женские всегда искала и вообще старалась, чтобы он только с парнями водился. Он в свою очередь всегда был очень озабоченным, за юбками гонялся класса с восьмого, аж слюни пускал, в общем хоть он для неё самое дорогое в жизни, но сильно он её этим доставал. Да я помню каким он взглядом на мои ноги пялился. Лет с 14 так и пытался всё время ко мне прильнуть, только возможность предоставлялась, так сразу подсядет “Ҹтя Ира, как вы хорошо выглядите, дайте я вам платье отряхну… ” любой повод короче искал, чтоб облапать. Хотя парень чудесный, и добрый, и умный, только на передок слаб был, огромное количество гормонов жить не давало. Оксана для сына всегда делала всё, что могла, денег на него тратила уйму, по 5 тысяч долларов в месяц только на его спортивные мероприятия, машину ему купила недавно тысяч за 40 … посвящала ему всё свое время, водила к врачу из-за каждой проблемы и тут решила ко мне обратиться. Дико краснея, она рассказывала мне, как он рылся в её белье, рассказывала о его похождениях и прочих пакостях, о которых мне уж противно писать. Оксана читала мою научную работу про кастрацию и во многом мои мнения разделила. После нашей первой беседы я ей посоветовала давать ему успокоительные и не заморачиваться над этим. Ну а один раз она по возвращении домой застала любимого сыночка с девкой-вертихвосткой прямо в позе в бассейне. Девица та вообще в их районе шлюхой считалась. Вот тут её терпение лопнуло, девку ту она сильно отлупила, по всему дому за ней с ножницами гонялась. В кафе мне сказала, что нашла бы что ей отстричь, чтоб охоту отбить по парням шляться, но не поймала. Всё возмущалась, как такие девицы вырастают и как хорошо в странах, где им обрезание делают. Я тогда сильно смеялась над Оксанкой, не ожидала от неё никак такой осведомлённости в этих делах, прямо такая всегда тихоня была. В тот же день сыну своему она поставила условие, либо пойдём ко мне и всё сделаем, либо она покончит с собой, ибо позора такого терпеть не намерена. Он наотрез отказался, дико ругались, но уж не знаю как, но ко мне она его-таки притащила. Я его отвезла, сдали сперму (еле уговорила, Оксана даже не хотела, чтобы он там мастурбировал) Через 2 недели приехали в гости, всё нормально, я их встретила, отвезла в свой особняк, чай попили, потом я Оксану посадила телевизор смотреть, а сама повела Олежку в ванную комнату, там у меня кушетка имеется. Я на ней бельё глажу, вместо джакузи поставили, когда проводка сгорела. В ванной я попросила его раздеться и лечь. Сама достала медикаменты, инструменты, вскрыла ампулу с ледокаином. Почувствовав йодный запах и увидев у меня шприц, Олег стал нервничать, хныкать, сказал, что не хочет лишаться “главного удовольствия”. Я его стала уговаривать, что всё это ерунда и от этого он ничего не потеряет, кроме зависимости от всяких стерв. Говорила про ВИЧ, опасность других венерологических заболеваний. Обещала, что больно не будет, что операция ерундовая, раз чикну и свободен, через дня два и забудет про неё. Он вскочил, стал меня упрашивать, чтобы я я переубедила Оксану. Я вышла поговорить с ней, парень всё-таки не хотел. Она стала колебаться, мы долго беседовали, но потом Оксана рассудила, что детей он всегда завести сможет, да и невесту она ему найдёт. Короче велела мне всё-таки завершить дело, ей так спокойней будет. Я вернулась доложила Олегу, что всё равно уже не выпущу и дело доведу до конца, просто либо он ляжет и даст мне сделать всё спокойно, либо придется позвать его мать, и она будет его держать. Он здесь даже прослезился. Я тогда распахнула халат, прижала его к своей груди, поцеловала в лоб и объяснила, что мы с мамой желаем для него только самого. Он мне сказал, что я очень красивая, тогда я улыбнулась, скинула халат, потрепала его по волосам и начала уже в нижнем белье. Перед мужиками терпеть не могу в неглиже ходить, но решила, что напоследок можно ему доставить радость, да и уровень гормонов не так резко после операции упадёт. Он разделся лёг на кушетку и я приступила. Пенис прилепила пластырем к животу. Саму операцию описывать не буду, чтобы сам никто не повторял. Для этого медицинское образование нужно. По ходу операции я с ним разговаривала, шутила, предупреждала, где может быть больно. Спустя минуты 4 после того, как подействовала заморозка, я удала второе яичко, погладила его, улыбнулась и спросила, чего он тут боялся. Набросила халат. Тут уже подошла мама, увидев яички на блюдце с лужецой крови, Оксана побледнела и кинулась к своему ребёнку(до сих пор мне за это стыдно, убрать идиотка такая не могла!) я зашила ранку, посыпала её стрептоцидом пошла на кухню выкинула удалённые семенники и помпоны. Оксана всё зацеловывала Олега, плакала просила у него прощение, сказала, что теперь всё будет у них хорошо. После ещё часок посидела с нашим малышом, у него голова кружилась и поташнивало, потом отвезла их домой. Оксана вечером позвонила, сказала, что Олег уже на компьютере играет, я успокоилась(очень неприятно мне тогда было), посоветовала дать солпадеин и фенозепам на ночь. На утро я приехала, обработала ранку, назвала его своим героем, поцеловала в губы, тут он расцвёл в улыбке.Сейчас у парнишки всё нормально, Оксана говорит и думать перестал про это. Занимается спортом, учится, в общем всё нормально. Они в Таиланд ездили отдыхать, так он на пляже ни на одно голозадую не обернулся. Более того сейчас у него и самочувствие лучше и давление в норме. Эрекция полностью пропала…как уж она проверяла не знаю-))). Но серьёзно за мальчишку взялась. Недавно принесла мне большой букет, марочное вино, сказала, что я вернула ей сына, благодарила. Правда сам Олег мне вряд ли скажет спасибо в ближайшее время, хотя и не обижается. Может вам эта история покажется мракобесием от нечего делать ”мол у кого-то нету денег, чтобы зуб залечить, а они тут кастрациями занимаются” но у нас уж у богатых свои причуды…


Назад [0] [
Читать дальше...
Copyright © 2021 hikky.ru