Случайные статьи:
Ходил несколько раз до того, как (OP)Это хорошо, но ты не пользуешься    Я гендерфлюид, бисексуал и томбой.    Посмотри на этого человека,    Чё такое, анончоусы?Чё со    (OP)Тада я стих сочиню.Разлил, черт.   

Удивительно, но вопрос симулякров не всегда остаётся вопросом реальности и копии. Симулякр в своём развитии мечется из одной стороны в другую, то совершенствуя методы своего подражания, то пытаясь скрывать собой реальность, но вскоре, он втискивается в щель между тем, что копирует и тем, с чего копирует. Возьмем для примера модель денежных знаков. План их выражения технологически сложен: только одна инстанция имеет право печатать деньги и в качестве такой монополии она учреждает такой их внешний вид, который сложно подделать. Как известно, денежные знаки это ограниченный ресурс и пока сохраняется их физическая ограниченность, сохраняется их ценность, то есть, их означаемое. Но представим себе, что я решил преодолеть эту ограниченность и подделать деньги. Я могу взять бумагу, краску, фломастеры и попробовать просто перерисовать купюру. Это будет симулякр первого порядка, а моё изделие будет называться подделкой. Конечно, так изготовленная купюра будет лишь намёком на оригинал и любой сможет увидеть её вопиющее несовершенство.Разочаровавшись сбыть подделку, я могу пойти дальше: начать распечатывать купюры на принтере или раздобыть технику, которая по матрице могла бы делать невероятной схожести оттиски. Она могла бы симулировать изображение, цветовые тона, средства защиты, водяные знаки и прочее. От оригинальной купюры эту симуляцию сможет отличить только эксперт и то, приняв во внимание несовершенство тех или иных деталей, а не их отсутствие. Это будет симулякром второго порядка, для которого язык оставляет другое, нежели подделка, название; это фальшивка. Но что, если я найду способ и технику для того, чтобы печатать абсолютно эквивалентные оригиналу копии? Каждый квадратный миллиметр, каждый элемент, вплоть до мельчайших чешуек краски, микроперфорации, тактильных полосок, ультрафиолетовых волосков: всё это будет таким же, как и в производстве монетного двора. В сущности, я уже не буду заниматься копированием реальности, я буду её сам производить. Как ни странно, это даже не будет преступлением, поскольку законом не предусмотрено наказание за изготовление подлинных денег, иначе так вообще никто не смог бы их изготавливать. Это схема симуляции идеальна, даже тот факт, что на каждой купюре проставляется индивидуальный номер, ничуть не будет служить помехой: я могу штамповать все купюры с одним и тем же номером, и все они будут «настоящими». На этой стадии, стадии симулякра третьего порядка, происходит и упразднение реальности: как нам теперь различить оригинал и симулякр, если они полностью идентичны? Повсюду царит теперь тотальное сомнение в реальности даже санкционированных денег. Этот пример исключительно умозрителен, но и в нём есть некое очарование симуляциями реальности, которая полностью теряет свой статус. Симулякр третьего порядка ничего не прячет за собой и ничего не пародирует, он даже не то, что встаёт в какие-то отношения с реальностью, он и есть самопровозглашённая реальность. Хотя здесь имеет место вопрос, на основании чего мы назвали бы такую идеальную поддельную купюру симулякром, обделив её названием купюры реальной. Дело здесь даже в авторстве изделия, а в другом неприметном факте: по сути симулякр третьего порядка не занимался воспроизведением реального, когда пытался обогнать эту реальность в совершенстве, он всего лишь симулировал различие, а не тождество.Бодрийяр в «Символическом обмене и смерти» рассматривает вполне конкретный филогенез симулякров. Так, рождение симулякра первого порядка относится к Возрождению, когда умирает обязательный знак, а на его место приходит плавающий знак социального престижа. Тут же все знаки системной организации заражаются этой модой знака, что позволяет первому порядку симулякров, подделке, воспроизводиться на всех уровнях. В эпоху Возрождения, со свойственному ей «космическому творчеству» и стремлению к природной естественности, на всех уровнях знаков рождается и подделка — от ложного жилета (только спереди) до лепных интерьеров и театрального барокко. А в живопись стараниями великих мастеров входит прямая перспектива, которая по меткому замечанию Флоренского становится иллюзионным приёмом для обмана глаза зрителя. Под закон иллюзии, театральности, демократической соревновательности рождается всеобщий эквивалент такой кодовой организации – лепнина. Лепнина позволяет свести невероятное смешение материалов к одной-единственной новой субстанции. Стремление свести все архитектурные (и природные) формы к лепнинному воплощению отражает возрожденческое понимание власти как контроля за всеми политическими и душевными явлениями (вспомним Фуко, который находит исток домов для сумасшедших, т.е. метода их контроля в Возрождении). Итак, лепнина – симулякр первого порядка, пока ещё подделка, ни коим образом не посягающая на реальность. Куда большая эквивалентность всего со всем достигается симулякрами второго порядка.Это производство. Техническими силами машин производится бесконечный ряд одинаковых вещей, а в сущности, аналогий, подобий и тождеств. Реальность уже ликвидируется, симулякр здесь гораздо дерзновенен и дерзает он прежде всего на различия, ибо различия опасны. Конечно, разные уровни реальности имеют свой набор отличий и поэтому симулякру второго порядка приходится упразднить реальность в её ответе – эхе, в её видимости – отражении или образе. Такова машина и весь процесс производства, отстаивающий свою операциональность; его результат – сплошные тождества. Доподлинно известно, как ребёнок или дикарь удивляется двум одинаковым вещам, это удивление смешивается со страхом, поскольку реальность поставлена под угрозу своим двойником. Симулякр второго порядка это всегда промышленность, серийность, огромные масштабы продукции. Та единственная референция вещей (или как в нашем примере – индивидуальный номер купюры) упраздняется и выводится из операционной логики. Товар с отличием это всегда товар с браком.Однако и эта логика не вечна. Инфляция множащихся в промышленных масштабах одинаковых знаков, поднимает вопрос об отмене этих знаков. Тут и появляются симулякры третьего порядка, которые, наоборот, вместо логики тождеств, управляются логикой отличий. Это отношение возможно только когда существует модель, которая и должна служить образцом для моделирования этих отличий. Ещё со времён симулякров первого порядка, они искали себе некую эквивалентность; на третьем уровне эта эквивалентность становится тотальной. Именно таков бинарный код 0\1, где отличие функционально и захватывает сразу два плана: означающее и означаемое, ведь по отдельности сами значения нуля и единицы ничего не значат, как и не значимо их отношение. В счёт идёт одно только различие. Вот и в нашем примере с деньгами сначала симулировалось подобие, затем тождество и лишь в конце – различие (щель между двумя одинаковыми реальностями).



О каких симулякрах речь? Программисты создают денежные системы, а текущая система является несовершенной, поэтому получается подделать. Ты понимаешь, что есть определённая договорённость, но пытаешься подделать документ. Сам документ, материальная ценность, является тут лишней сущностью от которой нужно избавиться, но не факт, что многим такое понравится. За счёт перехода на электронную денежную систему получается учитывать все транзакции, а значит не получится передавать деньги не имея под этим никаких оснований. В этот момент любую купюра принадлежит лично тебе, а вот до этого никому не принадлежало, а значит нужно было удерживать своей властью.


И вот опять же программисты лишают кого-то работы, потому что когда ничего нельзя подделать, тогда не нужны специалисты знающие признаки настоящей купюры. И сразу же возникает вопрос... не являются ли эти специалисты главными фальшивомонетчиками?


Налоги - это вообще такой ритуал! На деле можно просто печатать деньги... Даже в случае электронных систем можно ПРОСТО зачислить себе денег, не облагая никого налогов, увеличивая инфляцию.


В этом и весь прикол программистов, понимаете, есть те, кто жалуются на жизнь... им и мелочь надо... и купюры лень проверять. И когда программисты делают так, что мелочь считать не надо, а купюры нельзя подделать, тогда снижаются зарплаты тем, кто теперь трудятся лишь физически! И они станут утверждать: "где деньги?", так спросят: "где ваш труд?".



Читать дальше...
Copyright © 2021 hikky.ru